Корабли Подводные лодки Морская авиация Вооружение История Статьи и заметки Новости Разное

Морское оружие 02. Главный калибр линкоров

Под индексом «МК-3-12»

С началом восстановления Рабоче-Крестьянского Красного флота в период с 1922 по 1926 год в строй действующих кораблей Морских Сил Балтийского моря после восстановительного ремонта ввели линейные корабли «Марат» (б. «Петропавловск»), «Парижская Коммуна» (б. «Севастополь») и «Октябрьская Революция» (б. «Гангут»). К этому времени по своим боевым возможностям они уже значительно уступали зарубежным кораблям этого класса. По мощи артиллерии главного калибра и надежности броневой защиты наши дредноуты первого поколения не могли идти ни в какое сравнение со сверхдредноутами, составлявшими основу флотов ведущих морских держав мира. Так например, сравнивая наш «Марат» с типичным английским линкором того периода «Роял

Соверен» (будущий «Архангельск», временно переданный ВМФ СССР в 1944 году в счет репараций с Италии), мы видим, что 471-килограммовые бронебойные снаряды 12 305-мм орудий нашего корабля могли пробивать 330-мм бортовое бронирование английского с дистанций не свыше 50 кабельтовых, а его броневые палубы суммарной толщиной 102—114 мм — лишь более 130. «Роял Соверен» же 871-кг бронебойными снарядами своих 8 381-мм мог поражать вертикальное бронирование (250—275 мм) «Марата» с дистанций до 130 кабельтовых, а горизонтальное (75 мм) уже с 80 кбт и далее. Следует учесть, что английский снаряд содержал и вдвое большее количество взрывчатого вещества (20 кг против 12). Отсутствовала на советском линкоре и центральная наводка (ЦН) артиллерии как главного, так и противоминного калибра. Эти и целый ряд других недостатков настоятельно требовали проведения обширных модер-низационных работ, чтобы хотя бы в какой-то мере приблизить боевые возможности наших линкоров к требованиям времени. Первым проходил капитальный ремонт и модернизацию в 1928— 1931 годах линейный корабль «Марат». На корабле произвели замену расстрелянных стволов на новые, отремонтировали механизмы и электрооборудование всего артиллерийского вооружения, во всех башнях главного калибра установили 8-метровые встроенные стереоскопические дальномеры типа «OG» итальянской фирмы «Галилео», существенно усовершенствовали ПУС фирмы «Н. К. Гейслер» (в ее состав включили английский счетно-решающий прибор «Поллэн», приборы ЦН и два командно-дальномерных поста «КПД2-6» с двумя 6-метровыми стереодальномерами типа «ДМ-6», визиром ЦН типа «ЕП» и стабилизации типа «СТ-5»). Теперь становилось возможным управлять огнем всех четырех 305-мм башен по одной цели от носового (фор-марс) или кормового (грот-марс) КПД или по двум целям от каждого КПД группами из двух башен. Управление огнем облегчалось, сокращалось время пристрелки и возрастала точность огня на поражение (можно было использовать более совершенный способ управления огнем «по измеренным пеленгам и дистанциям» вместо ранее применявшегося способа «по наблюдению знаков падения»), В советском ВМФ линкоровская башня получила индекс МК-3-12 (морская корабельная, трехорудийная 12-дюймовая).

Вторым на капитальный ремонт и модернизацию, проводившиеся в 1931 — 1934 годах, встал линкор «Октябрьская Революция». По сравнению с «Маратом» на этот раз объем работ был несколько расширен. По артиллерии главного калибра провели следующие мероприятия: перешли от скрепленных 305-мм орудий к лейнированным (теперь можно было после расстрела стволов, не снимая всего орудия для перестволивания его в заводских условиях, делать это прямо на корабле, заменяя тонкую стальную внутреннюю трубу-лейнер), усилили бронирование крыш башен с 76 мм до 152 мм (на «Марате» это удалось сделать только в ходе ремонта 1939 года) и вместо прибора «Поллэн» установили более совершенный «АКУР» (автомат курсовых углов и расстояний), изготовленный английской фирмой «Виккерс». Кроме того поставили башенные дальномеры типа ДМ-8 немецкой фирмы «Цейс».

Последним в 1933—1938 годах проходил капитальный ремонт и модернизацию переведенный в 1929 году на Черное море линейный корабль «Парижская Коммуна». Опыт, приобретенный к тому времени конструкторским коллективом Ленинградского Металлического завода (ЛМЗ) во главе с Д. Е. Бриллем при проектировании новой береговой башенной 180-мм двухорудийной установки «МБ-2-180» позволил разработать и осуществить проект модернизации 305-мм башенных установок, который дал возможность значительно повысить их боеспособность. Сущность его заключалась в переходе к фиксированному углу заряжания (по вертикальному наведению) равному +6°, при одновременном увеличении мощности приводов вертикального наведения, подачи и заряжания. Это позволило повысить скорострельность в среднем на 25%. Кроме того были увеличены предельный угол возвышения с 25° до 40°, благодаря чему удалось довести дальность стрельбы штатными снарядами до 161 кабельтова вместо прежних 133. Платой за все эти достижения стало увеличение массы вращающейся части артустановки на 4 тонны, а также пришлось демонтировать систему независимой резервной подачи боеприпасов. В остальном работы по модернизации артиллерийского комплекса главного калибра не отличались от ранее выполненных работ на «Октябрьской Революции».

Четвертый балтийский дредноут «Михаил Фрунзе» (б. «Полтава»), серьезно пострадавший от пожара в 1925 году, предполагалось переоборудовать в линейный крейсер. Соответствующий эскизный проект конструкторское бюро Научно-Технического комитета (НТК) Морских Сил РККА представило в 1932 году. Предусматривалось за счет повышения мощности главных механизмов до 200000 л. с. (с 48000) довести скорость

26000-тонного корабля до 30 узлов (вместо прежних 23). Главным оружием должны были стать девять 305-мм орудий в трех башнях, размещенных в диаметральной плоскости линейно-возвышенно, причем две башни на корабле сохранились (две других устанавливались на одной из береговых батарей Тихоокеанского флота на острове Русский), а еще одну собирались взять из трех уцелевших при катастрофе «Императрицы Марии» и поднятых со дна Черного моря. Все эти башни планировалось значительно усовершенствовать: увеличить предельный угол возвышения до 45°—50° и повысить скорострельность до трех залпов в минуту (за счет увеличения скоростей вертикального наведения и применения нового пневматического или пиротехнического досылателя броскового типа). В основном по экономическим причинам эти планы остались на бумаге. Мо-дернизационные работы на башнях «Михаила Фрунзе» в том же объеме; что и на «Парижской Коммуне» начались уже в 1945 году и к 1950 году они были установлены в бетонных блоках береговой батареи № 30 под Севастополем, где пребывают и в настоящее время.

Несмотря на все проведенные работы артиллерия главного калибра советских линкоров тем не менее не могла успешно бороться с существовавшими типами тяжелых броненосных кораблей военно-морских флотов вероятных противников. Поэтому в начале 30-х годов начались работы по созданию более совершенных 305-мм снарядов, а также развернуты опытно-конструктивные разработки по созданию новых трехорудийных башенных установок 305- и 406-мм калибра для проектировавшихся больших артиллерийских кораблей.

Специальным Снарядным бюро Наркомата Оборонной промышленности (ССБ НКОП) отрабатывалось в 30-е годы три типа перспективных 305-мм снарядов. Прежде всего это были бронебойные и фугасные снаряды улучшенной аэродинамической формы (так называемые «снаряды образца 1915/28 г.») той же массы (470,9 кг). Они отрабатывались в боекомплект как новых, так и существовавших 305-мм орудий. Снаряды данного типа позволяли на 15—17% повысить дальности стрельбы и существенно увеличить бронебойное действие, особенно на дистанциях свыше 75 кабельтовых, но добиться его радикального роста представлялось возможным лишь в новых орудиях форсированной баллистики. Вторым и, как казалось, наиболее перспективным типом снарядов являлся так называемый «полубронебойный снаряд образца 1915 г. чертежа № 182», созданный в 1932 году и проходивший испытания до 1937 года. Его особенностью являлась необычно большая масса — 581,4 кг, в связи с чем начальная скорость предусматривалась уменьшенной до 690—700 м/с, тем не менее по сравнению со штатными снарядами дальность стрельбы возрастала на 3%. Но самым главным выигрышем являлось решительно возраставшее бронебойное действие на наиболее вероятных боевых дистанциях 75—130 кабельтовых и особенно по горизонтальным броневым преградам. Испытания на Научно-Испытательном Морском Артиллерийском полигоне (НИМАПе) под Ленинградом подтвердили большие потенциальные возможности нового снаряда; например, поражение 330-мм вертикальной брони становилось возможным до дистанции 90 кабельтовых. Однако возникли проблемы с продольной прочностью снарядов, раскалывавшихся при проникновении через броню, их кучностью, а также с прочностью и мощностями механизмов подачи и заряжания в башенных артустановках. В итоге от этого типа боеприпасов отказались.

Отработка третьего типа 305-мм снарядов, так называемых «фугасных дальнобойных образца 1928 года» успешно завершилась в 1939 году принятием их на снабжение всех образцов 305-мм орудий. За счет резкого сокращения массы (на треть) и улучшенной аэродинамической формы снаряда при повышенной до 920 м/с начальной скорости удалось на 30—40% увеличить дальность стрельбы. Характерным для него было высокое содержание взрывчатого вещества, почти не уступавшее таковому в штатном фугасном снаряде и несколько повышенное рассеивание — ведь главным назначением нового дальнобойного снаряда считалось поражение важных береговых целей.

С началом в 1936 году проектирования нового линкора малого типа «Б» для Балтийского и Черного морей развернулись опытно-конструкторские работы по созданию новой 305-мм трехорудийной башенной установки под индексом «МК-2» в конструкторских бюро завода «Большевик» (орудие) и ЛМЗ (собственно артус-тановка). С отказом от проекта линкора «Б» в 1938 году новым носителем 305-мм артиллерии определили спешно проектирующийся тяжелый крейсер проекта № 69. Переработанный для него технический проект трехорудийной башни получил обозначение «МК-15», его главным конструктором являлся А. А. Флоренский. Сжатые сроки, в которые требовалось выполнить эту сложную и ответственную работу, а также в целом положительный опыт эксплуатации

«МК-3-12», определили значительную степень преемственности технических решений принятых при создании проекта новой установки. Весьма мощное орудие длиной 54 калибра проектировалось для нее под руководством Е. Г. Рудяка. В целом артиллерийское вооружение тяжелого крейсера проекта № 69, включавшее три башенных установки «МК-15», позволяло уничтожать крейсера любого существенного типа и успешно бороться с немецкими линкорами типа «Шарн-хорст». Загруженная выполнением первоочередных заказов по изготовлению артиллерийского вооружения для строящихся линкоров проекта № 23 (типа «Советский Союз»), промышленность не справлялась со своевременной поставкой даже опытного образца «МК-15». В связи с этим в 1940 году последовало решение вооружить оба строившихся тяжелых крейсера по проекту № 69 («Кронштадт» и «Севастополь») 380-мм орудиями SKC/34 немецкого образца. Великая

Отечественная война не позволила достроить эти корабли, а после ее завершения их достройка была признана нецелесообразной, так как уже полным ходом шли работы по проектированию более совершенных тяжелых крейсеров проекта № 82. Для этих кораблей ЦКБ-34 Министерства Вооружений разрабатывало 305-мм трехорудийную башенную артиллерийскую установку «СМ-31» с еще более мощным орудием длиной 61 калибр. Комплекс артиллерийского вооружения главного калибра советского тяжелого крейсера должен был включать в свой состав три башенные артустановки «СМ-31» и систему ПУС «Море-82» с одним КДШ-8-10, одним КВП (командно-визирным постом) и двумя артиллерийскими радиолокационными станциями (АРЛС) «Залп». Каждая башня помимо того снабжалась 8-м встроенным стереоскопическим дальномером, радиолокационным дальномером «Грот» и башенным автоматом стрельбы (БАС) и могла самостоятельно вести огонь на самоуправлении. Этот комплекс артиллерийского вооружения без сомнения обладал бы уникальными боевыми возможностями, обеспечивая эффективное поражение морских целей практически любого существовавшего тогда типа (исключая может быть только несколько наиболее хорошо защищенных линкоров). И сейчас представляются весьма впечатляющими дальность стрельбы (почти 290 кабельтовых штатным и 450 облегченным дальнобойным снарядом) и бронебойное действие снаряда (305-мм броня пробивалась с дистанций до 150 кабельтовых). Скорострельность выше 3 выстрелов в минуту также ставила эту установку на первую позицию в ряду подобных систем флотов мира. Приходится только сожалеть, что со сменой политической конъюнктуры в стране после смерти И. В. Сталина, достройка тяжелых крейсеров «Сталинград» и «Москва» прекратилась, причем последний из них разобрали, а спущенную на воду цитадель первого использовали в 1956—58 годах для испытания морского ракетного оружия неподалеку от Севастополя.