Корабли Подводные лодки Морская авиация Вооружение История Статьи и заметки Новости Разное

Морское оружие 02. Главный калибр линкоров

В боях мировой и гражданской войн

Первая дивизия линейных кораблей, включавшая в свой состав четыре первых русских дредноута, уже в кампанию 1915 года начала решение такой важной оперативной задачи, как прикрытие на Центральной минно-артиллерийской позиции морских подступов к столице империи. Корабли, базируясь на Гельсингфорс, интенсивно занимались боевой подготовкой и совершали периодические переходы в Ревель вдоль линий минных заграждений. Ввиду того, что германский флот так и не решился на прорыв в Финский залив, русским балтийским дредноутам не довелось участвовать в морских боях первой мировой войны.

Иное положение сложилось с началом боевых действий на Черном море. Там с присоединением к турецкому флоту 16 августа 1914 года немецких крейсеров: линейного «Гебен» и легкого «Бреслау» существовавшее прежде неоспоримое превосходство в силах русского флота оказалось под сомнением. «Гебен» превосходил по своей мощи любой из пяти русских линкоров-додредноутов, а чтобы иметь какие-либо шансы на успех в бою с ним русские корабли должны были действовать в составе всего соединения. Положение начало меняться со вступлением в строй русских черноморских дредноутов, превосходивших «Гебен» по мощи артиллерийского вооружения, что и не замедлило сказаться на ходе боевых действий. Уже в кампанию 1915 года господство на Черном море снова перешло к русскому флоту, а 8 января 1916 года состоялся первый и единственный бой нового русского дредноута «Императрица Екатерина Великая» с немецким линейным крейсером «Гебен». Обстоятельства этого боя вкратце таковы. В 8 часов 10 минут эскадренные миноносцы «Пронзительный» и «Лейтенант Шестаков», осуществлявшие блокаду турецкого угольного порта Зонгулдак, обнаружили «Гебен», вышедший в море для прикрытия морских перевозок, и навели по радио на него «Императрицу Екатерину Великую», которая с охранением из крейсера «Память Меркурия», эсминцев «Дерзкий», «Гневный», «Быстрый» и «Поспешный» находилась несколько мористее. В 9 часов 44 минуты русский линкор открыл огонь главным калибром по вражескому кораблю с дистанции 125 кабельтовых.

«Гебен» отвечал частыми залпами своих 283-мм орудий и энергично маневрируя на полном ходу через 21 минуту вышел за пределы досягаемости 305-мм артиллерии русского дредноута, который, израсходовав более 200 своих 470-килограммовых снарядов достиг предположительно одного попадания в носовую часть своего противника, что не подтверждено немецкими данными. Лишь превосходство в скорости над русскими линейными кораблями спасло «Гебен» от неминуемого уничтожения. Дважды попадал под огонь русских дредноутов немецкий легкий крейсер «Брес-лау»: 3 апреля 1916 года неподалеку от Новороссийска в предрассветной дымке он внезапно встретился с линкором «Императрица Екатерина Великая», обстрелявшим его с дистанции 92 кабельтова и почти час преследовавшим своего противника; наконец, 22 июля того же года линкор «Императрица Мария», крейсер «Кагул», эсминцы «Счастливый», «Дерзкий», «Гневный», «Беспокойный» и «Пылкий» более 8 часов неотступно следовали за отчаянно маневрировавшим, сбрасывавшим мины заграждения и ставившим дымзавесы немецким легким крейсером, который периодически скрывался за столбами всплесков русских 305-мм снарядов. И оба раза более высокая, чем у русских кораблей скорость «Бреслау», а также его грамотное маневрирование при несомненном наличии известной доли везения позволяли уходить от грозной опасности.

В ходе гражданской войны русские дредноуты использовались весьма ограниченно. Так линкор «Петропавловск», входивший в состав Действующего отряда кораблей Красного Балтийского флота, привлекался 14—16 июня 1919 года к подавлению восстания на форту «Красная Горка». Черноморский дредноут «Император Александр III», под именем «Генерал Алексеев» входивший в состав врангелевских морских сил, несколько раз участвовал в артиллерийских обстрелах частей приморского флота Красной армии в кампанию 1920 года.

К окончанию гражданской войны в удовлетворительном состоянии сохранились лишь четыре балтийских дредноута, находившиеся в долговременном хранении в Кронштадте и Петрограде. Из трех черноморских — один находился в Бизерте (бывш. «Император Александр III»), один — на дне Цемесской бухты (бывш. «Императрица Екатерина Великая») и один — в северном доке Севастополя (поднятая со дна Северной бухты «Императрица Мария»). Впрочем о восстановлении последнего в сложившейся обстановке не приходилось и думать, как и достройке наиболее совершенного из русских линкоров «Демократии» (бывш. «Император Николай I»), степень готовности которого достигала 70%.

Орудия и некоторые детали башенных установок «Императрицы Марии» использовали при завершении постройки севастопольских стационарных береговых батарей № 30 и № 35, заложенных еще до революции. Примечательной оказалась судьба пушек главного калибра «Генерала Алексеева». После разделки корабля на металлолом французами в 1936 году они первоначально были сданы в арсенал, откуда в 1940 году их предполагалось отгрузить в Финляндию. Однако после капитуляции Франции орудия попали в руки немцев, которые использовали их в системе береговой обороны атлантического побережья в составе батареи «Мирус».